Главная

Гималайский Клуб Рафтеров и Каякеров России

Владимир Лысенко. Сплав по Голубому Нилу (Эфиопия) (декабрь 1995г.)

После завершения своей серии сплавов с самых высоких вершин мира – восьмитысячников и самых высоких вершин всех континентов и Океании, у меня оставалась незаконченной еще одна небольшая (состоящая из двух маршрутов) серия сплавов по горным истокам двух величайших рек мира – Амазонки и Нила. И если в марте 1993г. мне удалось пройти верхнюю часть Амазонки – реку Мараньон, то один из истоков Нила – Голубой Нил (Аббай) – еще предстояло покорить. И сделать это мне удалось в декабре 1995г.
1 декабря рейсом Аэрофлота 455 я прибыл из Москвы в столицу Эфиопии Аддис-Абебу. Мой напарник Владимир Кузнецов в силу "производственной необходимости" не смог поехать вместе со мной и должен был попасть в Аддис-Абебу (через Каир) 6 декабря. До его приезда мне предстояло узнать обстановку в стране, провести разведку нескольких сложных участков Голубого Нила и самостоятельно пройти от озера Тана часть маршрута. Но сначала нужно было освоиться в Эфиопии – ведь здесь никаких знакомых у нас не было, и ни с какой-либо эфиопской турфирмой мы не поддерживали связь. По прилете в Аддис-Абебу я был ошарашен суперкритическими оценками ситуации в стране рядом сотрудников нашего посольства. Они в один голос утверждали, что без соответствующих правительственных бумаг-разрешений на сплав и сопровождающих меня гидов из Аддис-Абебы мой сплав обречен на провал (меня либо посадят, либо, вообще, убьют). Эфиопия по уровню жизни населения занимает одно из последних мест в мире, где-то 192-ое, сплошная безработица. Конечно, все это здорово испортило настроение. Но не мог же я, приехав в Эфиопию, отказаться от сплава по Голубому Нилу! Единственное, с чем я согласился, что в Бахр-Дар из Аддис-Абебы нужно лететь самолетом, а не ехать автобусом (как я раньше планировал). Оказалось, что билет на самолет туда и обратно стоит 62 доллара, что было вполне терпимым. Один из сотрудников посольства Владимир отвез меня в гостиницу "Холидэй", где одноместный номер стоил 108 быров (1 доллар официально равнялся 6,35 бырам). Так как билет (на 2 декабря в Бахр-Дар и на 5 декабря – обратно) я покупал в отеле "Хилтон" (там есть представительство "Эфиопских Авиалиний"), а встретившийся перед самым этим отелем один из прохожих сказал мне, что в пяти минутах ходьбы отсюда находится Императорский Дворец, где раз в году (как раз сегодня) христиане-ортодоксы (а это направление христианства имеет корни в Византии и Египте) открывают для посторонних подвал-мемориал, где хранятся мумии императора Менелика II, его жены и дочери, а также (в гробу) останки последнего императора Эфиопии (их привезли сюда недавно). После того, как я взял билет на рейсы до Бахр-Дара и обратно, и у меня появилось свободное время, я решил воспользоваться предоставившейся возможностью попасть внутрь мемориала. И как раз в это время меня окликнул какой-то молодой парень, который был готов довести меня до Императорского Дворца. Фотографировать этот Дворец (под предлогом, что кругом находятся военные объекты – а смотровые вышки с солдатами действительно окружали Дворец) категорически запрещалось. Парень "передал" меня какому-то пожилому человеку, хорошо знающему английский язык и историю Эфиопии. Тот провел достаточно интересную экскурсию по Дворцу и прилегающим к нему сооружениям (кстати, одна из картин под сводами Дворца изображала победу местных жителей под руководством Менелика II над итальянцами в 1896г.). Интересно, что эфиопские христиане-ортодоксы ("православные") одеты практически так, как мусульмане в Пакистане, – они носят белые длинные одеяния и шапочки. И все было бы отлично во время этой экскурсии, если бы не церковный священник (а в этот момент шла праздничная служба), который, увидев меня, подошел ко мне и совершенно неожиданно резким движением ткнул меня в губы крестом. С учетом того, что в Эфиопии полно всякой заразы, а этот крест целовали тысячи людей, я крепко сжал губы, а при первой же возможности (когда – возле гробов с мумиями – удалось скрыться от глаз моих сопровождающих) стал отплевываться.
Затем оба моих сопровождающих показали мне более дешевую, чем "Холидэй" гостиницу "Бахр-Дар" с номером за 60 быров в день, а также предложили посетить церковную галерею-музей. Я согласился: коль уж попал в Аддис-Абебу, и свободное время есть, то грех не побыть обычным туристом. Галерея-музей также произвела хорошее впечатление (там были всевозможные статуэтки из серебра и слоновой кости, а также много разной интересной всячины). Однако после экскурсии мои гиды запросили за нее 200 быров, и пришлось долго торговаться, чтобы эту сумму существенно уменьшить.
Вернувшись в отель "Холидэй", я пообедал, а затем с фотоаппаратами пошел смотреть город. Запомнилось огромное количество нищих, почти все встречавшиеся дети приставали ко мне с предложением спонсировать их. А сам город не произвел на меня особого впечатления. Затем я опять дошел до Императорского Дворца и "втихушку" сфотографировал его. Вернувшись в гостиницу, вскипятил чай. Завтра предстояло встать в 5.30 с тем, чтобы в 6 часов уехать в аэропорт, так как самолет до Бахр-Дара улетал в 7.30 (кстати, время эфиопское и московское совпадали).
Утром следующего дня прилетел в Бахр-Дар. Неожиданно для меня (а за предыдущий день на улицах Аддис-Абебы я встретил лишь трех иностранцев, причем всех – в районе отеля "Хилтон", где белые люди, в основном, и селятся) в самолете оказалось достаточно много белых интуристов. Практически все они останавливаются в Бахр-Даре в двух отелях – "Тана"(самом дорогом) и "Блу Найл Спринг". Во втором остановился и я. От него до реки Аббай (Голубой Нил) примерно полкилометра. Сразу по прибытии в отель я оставил свои вещи в одной из комнат (она, кстати, стоит 50 быров в день) и пошел смотреть реку. Тут же ко мне примкнул один парнишка в качестве "гида". Нужно сказать, что из-за безработицы чуть ли не каждый второй в Эфиопии просит милостыню либо становится "гидом", то есть сопровождает вас туда, куда вам нужно, оказывает разного рода информационные услуги. Разумеется, не бесплатно. В Бахр-Даре ситуация никак не лучше, чем в Аддис-Абебе, и вас постоянно "отлавливают" разные "гиды".
Голубой Нил в Бахр-Даре вытекает из озера Тана. Подойдя к реке, я увидел, что здесь Аббай достаточно спокоен. Вода – зеленоватая. Я хотел в этот же день посмотреть и водопад Тис-Ысат (45 метров высотой), и – самое главное – участок перед ним (чтобы потом, при сплаве, не "влететь" в него). Поэтому вместе со своим сопровождающим на маршрутном такси (оно стоит 40 центов, то есть 0,4 быра) сразу поехал на автостанцию "Бахр-Дар". Когда мы подъезжали к станции, от нее отправился какой-то автобус. Мой гид, узнав, что это и есть автобус до Тис-Аббая, "тормознул" его, я сел в него и поехал в Тис-Аббай. Когда я прибыл в это селение, меня окружила очередная компания "гидов". С одним из них я договорился, что он за 10 быров будет сопровождать меня до водопада Тис-Ысат, а еще 20 быров пойдут лодочнику на папирусной лодке за переправу через реку (как уверял меня мой новый гид, по левому берегу достичь водопада быстрее). К тому же с меня "содрали" 15 быров за посещение государственной достопримечательности – водопада Тис-Ысат (это – вполне официально, с выдачей билета).
Водопад Тис-Ысат, как и ожидалось, оказался великолепным. Камнями на середине реки он разделяется на два потока. И действительно, возле него клубится водяная "пыль" ("Тис-Ысат" в переводе с местного амхарского языка означает "Дым без огня"). Кстати, в районе моего сплава по Голубому Нилу на его берегах живут люди из народности амхара (сами они говорят "амара").
За водопадом находится гидростанция "Тис-Ысат". А еще дальше – первый португальский мост (один из двух на Аббае, построенных португальцами в 18 веке). Мы сходили к нему (правда, уже по правому берегу, по левому идти далеко). И затем я прошел несколько километров ниже по течению Голубого Нила и осмотрел реку.
Вернувшись в Тис-Аббай, я сел в автобус до Бахр-Дара и прибыл в этот город примерно в 17 часов. Как это ни странно, возле гостиницы "Блу Найл Спринг" не оказалось ресторана, поэтому пришлось идти его искать. А вечер я посвятил полной сборке катамарана (в том числе и накачке гондол). Катамаран я "построил" в своем гостиничном номере. И лег спать, желая на следующий день начать сплав по Голубому Нилу.
Так оно и произошло. Утром следующего дня (при помощи двух "гидов") перенес катамаран к реке и проплыл первую сотню метров по Аббаю (гиды меня сфотографировали и на негативную, и на слайдовскую пленки). Затем большой "Зенит-Е" я отнес в гостиницу, а с собой в плавание взял лишь "слайдовский" фотоаппарат (небольшой американский "Кодак").
Итак, сплав по Голубому Нилу начался. Правда, первые впечатления от него были удручающими. Река практически остановилась, а сильный встречный ветер почти сводил на нет все мои усилия. Все-таки мне удалось в конце концов (километров через пять) достичь порожистого Голубого Нила. Сначала пороги были несложными. Но затем я прошел достаточно сложный порог, в котором (во время своей экспедиции 1968г.) перевернулся Крис Бонингтон. Теперь у реки стал такой характер: мощные, водопадного типа, пороги (либо настоящие водопады) чередовались с откровенным "болотом", то есть местами, где течения на реке почти нет, а выход на берег закрыт зарослями папируса. В таких местах я был великолепной дичью для крокодилов – ведь я не имел никакой возможности быстро вылезть на берег в случае атаки меня одним из этих пресмыкающихся.
А местные жители ранее подтвердили, что в этих местах крокодилы есть, и время от времени они убивают людей. Так что на таких "болотных" участках я шел, постоянно озираясь по сторонам (чтобы быть готовым обороняться от крокодилов своим металлическим веслом). Но на одном из "болот" меня ждал сюрприз. Вдруг метрах в двадцати от меня раздался всплеск воды, чье-то фырканье, и из воды показалась голова ...бегемота. Елки зеленые!
Я был морально готов к встрече с крокодилами, но никто (ни Крис Бонингтон, ни Майк Джонс) не встречал на этом участке Аббая бегемотов. Мне было известно, что бегемоты гоняют местных крестьян на озере Тана, переворачивают их лодки и убивают людей (кстати, как я читал в одной из книг, на озере Тана как раз нет крокодилов). Но встретить бегемота на Голубом Ниле – после серии водопадов-водосливов – было полной неожиданностью для меня. И опять я оказался в проигрышном положении – путь к берегу преграждали заросли папируса, так что если бегемот захочет напасть на меня, я не смогу от него никуда деться. К счастью, бегемот не заметил меня и снова ушел под воду. А через несколько километров я повстречал и крокодилов. Причем, совершенно неожиданно на каменном островке в одном из порогов (на быстротоке), а вовсе не в "болоте". Я проплыл от них метрах в трех. Один из них грелся на островке, а другой в этот момент разинул пасть.
Вокруг крокодилов было полно птиц-“секретарей" (одна из которых "чистила" зубы второму крокодилу, выклевывая всякую гниль). К счастью, я проплывал мимо них с большой скоростью, и крокодилы не удостоили себя трудом погнаться за мной. А если бы я проплывал от них в трех метрах на "болоте"? Думаю, это могло бы кончиться для меня печальным образом.
Как я уже отметил, Голубой Нил протекает ступенчато, чередуя водопады-водосливы и совершенно тихие участки. Встретился на пути и пятиметровый водопад, который (как и Тис-Ысат) был разделен каменным островом на два потока. То, что это пятиметровый водопад, я понял, лишь подойдя к нему вплотную. И прошел его пешком (в буквальном смысле этого слова) как раз по камням в центре водопада (такое оригинальное совмещение обноса и прохождения в моей практике встретилось впервые). Затем я с ходу прошел на катамаране два трехметровых водопада (при подходе к ним они казались менее высокими). Водопадно-водосливных ступенек на реке было нескончаемое множество. Сначала я думал запомнить их количество, но потом бросил это неблагодарное занятие, просто шел и прыгал с этих ступеней (осмотрев некоторые с прибрежных камней). Кстати, виды на эти водопады-водосливы были просто великолепными. Я не жалел слайдовской пленки.
Все препятствия в этот день были пройдены успешно. К 14 часам (8 часам местного времени) я преодолел по реке почти половину расстояния от озера Тана до Тис-Аббая. Я сплавлялся "налегке" (лишь с крайне необходимыми вещами – фотоаппаратом и едой) и ночевать собирался в Бахр-Даре (где оставил все остальные свои вещи) в нормальных (не антисанитарных) условиях. Кстати, когда я в предыдущий день ехал в автобусе в Тис-Аббай, один из местных мужчин интересовался, сделал ли я прививку от малярии, которая распространена в этом районе; а мне, как назло, в свое время – перед посещением Танзании – в московской поликлинике No.13 сделали прививку от желтой лихорадки, а от малярии тогда прививок не делали. Здесь же, в районе Аббая, от желтой лихорадки никто особенно не страдал, а вот мои шансы заболеть малярией резко выросли, но мне не хотелось из-за этого отказываться от сплава. Однако я решил по возможности ночевать в нормальных санитарных условиях, а таковые были только в Бахр-Даре. Поэтому, начиная с 14 часов, я стал высматривать на берегу какую-либо деревню с тем, чтобы на ночь оставить в ней свой катамаран. Один раз мне показалось, что недалеко от берега стоит домик. Я вышел посмотреть, так ли это на самом деле. К сожалению, реального домика не было. Но я заметил эфиопские хаты-шалаши (осесимметричные с кругом в основании – типа папуасских в Новой Гвинее) в другом месте. Пока я убедился, что это так, прошло минут пять. И за это время свершилось то, чего я ранее опасался – у меня украли сумку с вещами, и самое главное – с фотоаппаратом с практически полностью заснятой слайдовской пленкой. Местные пацаны, затем окружившие меня (так же, как это было и в Танзании), делали вид, что не знают, кто стащил мои вещи. Было страшно досадно. Ведь я заснял на слайдовскую пленку "Кодак-Элайт" такие шикарные кадры с водопадами! С помощью мальчишек отнес катамаран в деревню, оставил его возле одной из хижин (с согласия ее хозяина), дошел до дороги Тис-Аббай – Бахр-Дар и на попутной машине добрался до Бахр-Дара.
На следующий день приехал в эту деревню Андаса вместе с переводчиком (естественно, не бесплатным). Хозяин хижины, возле которой я оставлял свой катамаран, мне пообещал подробно узнать у остальных жителей деревни, не видел ли кто вора. И я продолжил сплав. Река по-прежнему представляла собой совокупность ступеней и тихих участков, причем ступенями зачастую были 4-5 метровые водопады. Интересная деталь: здесь река разбивалась на многочисленные протоки среди каменных берегов. Причем в одной из проток мог быть водопад 5 м высотой, а в другой – серия 1-1,5 метровых сливов. Опять пришлось пару раз прыгать с трехметровых водопадов. Но между такими ступенями река практически стояла. Мне такой характер реки не нравится. Поэтому, когда Аббай, наконец-то, побежал с постоянно большой скоростью, я несказанно обрадовался. Река, правда, местами мчалась через частокол деревьев и кустов, так что получался настоящий слалом среди них. Местами уклон реки был особенно большой. На таких участках на реке появлялись мощные "бочки", а на одном из них – даже вал высотой до 2,5 м (такого ранее на Голубом Ниле не было). Так продолжалось несколько километров, и мой средний темп продвижения по реке резко вырос. Но затем все стало, как ранее – ступеньки и "болота".
На одном из "болот" я встретил двух небольших (по 1,5 метра длиной) крокодилов (они попрыгали в воду, увидев меня), а на следующем – сразу трех. Причем одного из них я "предсказал" издалека, увидев на острове много птиц-"секретарей". И точно. Большой крокодил, гревшийся возле них, лениво полез в воду. На берегу одного из островов я увидел маленького (метрового) крокодила, который, также завидев меня, прыгнул в воду, но из любопытства не стал погружаться в нее, а уставился на меня и продолжал смотреть даже тогда, когда между нами расстояние уменьшилось до двух метров. Меня прямо-таки подмывало ткнуть веслом в его пасть – смоделировать ситуацию, когда на тебя нападает крокодил, и нужно от него отбиваться веслом. Но я не успел это сделать, так как в пяти метрах от маленького крокодильчика из кустов вылез на берег здоровый 3-3,5 метровый крокодил, который прыгнул в воду прямо туда, где через несколько секунд я должен был проплывать. Я резко развернул катамаран и обошел это место. К счастью, бегемотов во второй день встретить не пришлось. А что касается крокодилов, то я немного успокоился, убедившись, что далеко не каждый крокодил нападает на первого встречного человека, когда тот плывет на каком-то судне. Впрочем, от этих мыслей опасность быть съеденным крокодилом никак не уменьшалась. В деревне, в которой я оказался вечером, мне рассказали, что в этом году у них крокодил съел кого-то из мужчин.
Этот последний спокойный участок реки тянулся довольно долго, пока река не свернула направо. Здесь опять пошли мощные сливы. Однако перед ними я проголодался и решил съесть апельсины, которые вез с собой, и для удобства проведения этой операции причалил к берегу. И тут ко мне с радостными криками подбежали знакомиться три абсолютно голые местные красавицы лет по 8-10, правда, с сережками в ушах. Также правда, что они (по крайней мере, сначала) стыдливо прикрывали свои некоторые интересные места руками. Мы обменялись какими-то словами, не понимая друг друга, и я поплыл дальше. Девчонки некоторое время с криками бежали за мной по берегу. Кстати, в Эфиопии встречаются очень красивые (по европейским меркам) девушки, лишь цвет кожи темнее, чем у нас.
После моей встречи с местными девушками река разразилась рядом отдельных порогов, затем – пятиметровым водопадом, далее – еще одним мощным водосбросом и после спокойного участка подошла к водопаду Тис-Ысат. А перед ним на правом берегу находится селение Тис-Аббай, в котором я уже успел побывать ранее. Там было слишком много любопытных, интересующихся мною, поэтому я решил пристать к берегу перед Тис-Аббаем в одной из местных деревушек и завершить сегодняшний сплав здесь. Однако, когда я, частично разобрав катамаран, вытащил его на дорогу Тис-Аббай – Бахр-Дар, начало темнеть, и уже больше не было ни одного автобуса, ни одной машины в Бахр-Дар. Пришлось переночевать в одной из хижин вышеупомянутой деревни. Кстати, эти хижины построены более добротно, чем кажется издалека – внутри они укреплены кольцевыми "шпангоутами". Так как мне предложили спать на каких-то старых шкурах (других постельных принадлежностей в доме, естественно, не было), то ночью по мне ползали и кусали меня какие-то насекомые.
Утром следующего дня вернулся в Бахр-Дар с полусобранным катамараном (вернее, с собранным каркасом, на который были намотаны полностью спущенные гондолы – разобрать каркас я не мог, так как гаечный ключ, с помощью которого он разбирался, был украден накануне вместе с фотоаппаратом). А затем нужно было посетить деревню, где меня обворовали, и узнать, клюнул ли кто на мою приманку из 50 быров, которые я пообещал отдать за мой же фотоаппарат тем, кто мне его вернет. Увы, ответ был отрицательным. Вор не объявился. После этого пришлось срочно ехать "домой" в Бахр-Дар в отель "Блу Найл Спринг", так как в 14.45 улетал мой самолет в Аддис-Абебу. Завтра предстояло встречать Владимира. Практически все вещи я оставил в Бахр-Даре – катамаран в гостинице "Блу Найл" возле автостанции, а рюкзак с вещами – в отеле "Блу Найл Спринг".
К сожалению, рейс в Аддис-Абебу задержали примерно на 2,5 часа, и мы прибыли в столицу Эфиопии, когда уже стемнело (а в Эфиопии в декабре в период с 17.30 до 18 часов день сменяется ночью). Поэтому пришлось за 35 быров ехать на такси (хотя груза у меня практически не было) в сравнительно дешевую (60 быров за номер с горячим душем) гостиницу "Бахр-Дар" (недалеко от Императорского Дворца и гостиницы "Хилтон"). Здесь я и остановился на ночь.
Во время перелета из Бахр-Дара в Аддис-Абебу рядом со мной сидел бахр-даровский ветеринарный врач, который сообщил, что основной причиной смерти людей в районе моего сплава является малярия, и из-за нее значительно сократилось в последнее время население Бахр-Дара. Однако сейчас был сухой сезон, и основных носителей заразы – москитов (комаров) – было сравнительно мало.
6 декабря в 7.30 поехал в международный аэропорт Аддис-Абебы "Боле" встречать Владимира. И хотя он прибывал в столицу Эфиопии лишь в 10.30, я хотел попробовать прорваться через двойной заслон полицейских внутрь аэровокзала (в таможенный зал), чтобы помочь Владимиру при прохождении пограничников и таможенников, так как он не знал английского языка. Либо нужно было "поймать" кого-то из посольства России (их желтого – "дипломатического" – цвета номера машин начинаются числом 10, самих же дипломатов свободно пропускают внутрь здания аэропорта) и попросить его встретить Кузнецова и помочь последнему "пройти" пограничников и таможенников. Первое сделать не удалось, зато второе получилось. Я опять встретил Владимира из Российского посольства, который помог мне поселиться в гостинице в первый день моего пребывания в Эфиопии. И тот оказал требуемую помощь моему компаньону. Таким образом, численность нашей экспедиции возросла в два раза.
Еще нужно было забронировать и купить билеты на завтра на самолет до Бахр-Дара и обратно на 14 декабря. К сожалению, билетов на завтрашний рейс уже не было, а были только на послезавтра. Таким образом приходилось терять один день впустую. Так как вор стащил у меня мешок, в котором, в частности, был гаечный ключ для сборки и разборки катамарана, то купили новый гаечный ключ.
Через день прилетели в Бахр-Дар. Обратился в полицию с просьбой найти мои украденные вещи. Вечером познакомились с Натальей – молодой женщиной из Киева, вышедшей замуж за эфиопа (они оба закончили политехнический институт в Киеве) и имеющей уже двоих детей (Тимура и Тоню). Муж работает проректором в политехническом институте в Бахр-Даре, а Наталья подрабатывает частным образом швеей. Она приняла живое участие в решении некоторых наших проблем и страшно волновалась, вернемся ли мы живыми и здоровыми. Как сообщили ей ее эфиопские знакомые, ниже водопада Тис-Ысат, кроме крокодилов, реальную угрозу для жизни человека представляют и удавы.
На следующий день автобусом приехали в Тис-Аббай, пешком дошли до первого португальского моста и за ним начали сплав по Аббаю. Первое время река текла в узком каньоне. Перед сложным порогом пристали к левому берегу на ночевку. В 18.30 уже стало совсем темно, и спать мы легли в 19 часов (хотя заснуть удалось лишь примерно в 22 часа).
Утром следующего дня прошли ряд сравнительно сложных порогов, и затем препятствия на реке упростились. Правда, через некоторое время нам на пути повстречался трехметровый водопад, но за ним река текла опять спокойно.
В конце дня снова повстречался сравнительно сложный порог, за ним последовал слив водопадного типа, а затем река втиснулась в узкий каньон с очень сложными порогами. Так начиналось шестимильное (по оценке Криса Бонингтона) ущелье, тянущееся до второго португальского моста. Переночевали в начале этого ущелья.
Нужно сказать, что если в течение почти 1,5 суток путешествия мы не видели ни одного крокодила, то за последние два часа сплава повстречали сразу четверых. Таким образом, общее число повстречавшихся мне на Голубом Ниле крокодилов увеличилось до одиннадцати. Кроме этого, на берегу мы видели очень много обезьян.
На следующий день часть каньона прошли, часть "обнесли". В середине ущелья (после каньона) река упростилась. Переночевали у реки возле тропы, которая уходила на перевал в сторону селения Мота, куда нам и нужно было выйти пешком, чтобы затем оттуда вернуться на автобусе или попутной машине в Бахр-Дар.
Следующий день у нас был чисто пешеходным. Правда, успели при этом побывать в гостях у старого эфиопа, который сам пригласил нас к себе в гости. Затем поднялись на перевал, где и заночевали. А ночью разыгралась гроза (как нам потом скажет Наталья, первая за последние 3 месяца). Полночи лил дождь.
Как заверили местные жители, нам ближе было идти не до Моты, а до селения Гонч. Поэтому следующим утром туда мы и последовали. Из Гонча днем на лендровере уехали в крупное селение Адид, а оттуда на рейсовом автобусе в Бахр-Дар.
Утром очередного дня сходил в полицию, и к моей большой радости оказалось, что полицейские нашли мой мешок с фотоаппаратом и другими вещами, украденный в районе селения Андаса. Мои вещи были мне возвращены. А днем (в 14 часов) мы вылетели в Аддис-Абебу. Вечером купили сувениры. И утром следующего дня аэрофлотовский Ту-154 понес нас (правда, с посадкой в Джибути и Каире) на север. В Москву прилетели в 23 часа.
Таким образом, был пройден наиболее сложный стокилометровый участок Голубого Нила (Аббая) от озера Тана. И тем самым я завершил свою мини-серию сплавов по горным истокам двух величайших рек мира – Амазонки и Нила.


Наш E-mail: vl@itam.nsc.ru

Вместе с нами:

Союз Кругосветчиков России KAYAKING.SU • Каякинг в России Two Blades
www.veslo.ru

2004-2016 г.