Главная

Гималайский Клуб Рафтеров и Каякеров России

Евгений Ковалевский. Вторая экспедиция «Томск – Гималаи 2002»
(реки Сун-Коси, Арун, Тамур, Бхоте-Коси).

16 декабря 2002 - 14 января 2003 г., Непал

ОСНОВНОЙ СОСТАВ
(1)Евгений Ковалевский- руководитель экспедиции, Томск, Россия Профессиональные каякеры компании "Mountain River Rafting, Kathmandu:
(2)Sum Bakhadur Bisho Karma
(3)Shankar Kumar Shriesta
(4)Krishna Bakhadur Goutam

ЧТО СДЕЛАНО
• Пройдены четыре реки – Сун-Коси, Нижний Арун, Тамур, Трисули - около 500 км сплава. Средства сплава - двухместный катамаран «Кулик-макси» + каяк
• Совершено первопрохождение двухкилометрового участка в каньоне ниже водопада р. Бхоте Коси. Средства сплава - двухместные катамараны «Кулик-макси» и «Кулик 110» (бескаркасник)

17 декабря 2002г. В Катманду меня встретил мой друг и единомышленник Bidur Thapalia, директор компании "Mountain River Rafting"- компании, которая стала надежным партнером проекта с 2001 года. Я уже привык к его типичному обращению: "Hey, Holy Jack, aren't'you absolutely crazy?" Проверили с Бидуром оставленные нами в прошлом году катамараны Анатолия Кулика. Ничего не сгнило. Молодец, Кулик! В неизвестность Восточного Непала со мной отправляются два непальца: юный, но уже опытный каякер Sankour Kumar Shriesta, с которым мы прошли в прошлом году Бхоте-Коси и Марсианди, и первоклассный рафтер Sum Bakhadur Bisho Karma, ни разу не сидевший на катамаране. Что делать - моя надежда, Джек Карпицкий, занял место зам. начальника Томской областной ПСС и временно невыездной. Другая надежда - Вася Чесноков "рулит" оперативной службой в Сибирском спасательном центре, да к тому же "родил" первую дочку. Третий спасатель, душа нашего клуба Дима Фокин, мой партнер по первой экспедиции, женился и ждет маленького. Надеюсь, что немного позднее прилетит северчанин Витя Пипякин, прыгавший в 1998 году на Северный Полюс и облетавший на параплане в декабре 2001 года окрестности Аннапурны и Дхаулагири. По плану он должен готовить пока еще никем не совершённый трансгималайский перелет - вдоль Главного Гималайского Хребта на сверхлегких аппаратах (парапланах или дельталетах), запланированный на юбилейный 2004 год. Его ждет в долине Покхара авантюрист и "человек неба" англичанин Адам Хилл, наш консультант и друг. 250 километровый сплав по Сун-Коси на каяке и катамаране воспринимался как средство передвижения между поселениями, в которых мы занимались визуальной антропологией. Изучали технику самогоноварения, исследовали ирригационные системы, подробно выясняли родословные непальских горных семей, наблюдали обряды кремации, изготовление лодок-долбленок. Наиболее потрясающе воспринималось удивительное сочетание средневекового феодального уклада с продуктами и технологиями современного индустриального общества. Мощная вода священной Сун-Коси, большей частью спокойная, периодически взрывалась порогами пятой категории сложности, при прохождении которых мы вспоминали о нашем рафтинговом предназначении. Долгими зимними вечерами я записывал на диктофон, который мне вручила томский этнограф, замечательный энтузиаст, преподаватель ТГПУ и музейный работник Наташа Тучкова, восприятие мира моими двумя непальскими единомышленниками. Я начинал проникать в систему буддистских и индуистских представлений коренных обитателей гималайского пространства, пытался оценить уровень того счастья, о котором мне много рассказывал томский альпинист Дима Бочков, руководивший уже не одной гималайской экспедицией. Днем на воде и ночью у костра мы втроем пели песни "ЛЮБЕ", "балдели" от чистоты гималайского воздуха, пили непальский самогон "рокси", ели традиционный "далбат"-вареный рис с бобовой приправой. Ощущение "fantasy" возникало у меня каждый раз, когда нам удавалось увидеть вершины Главного Гималайского Хребта. Непальцы уже знали странную для них особенность и при виде "восьмитысячников" кричали: “Jack! Mountains!!!". Они поняли, что все, что выше восьми тысяч метров, вводит меня в состояние экстаза, и их забавляло мое неподвижное созерцание великих гор планеты. Святость Сун-Коси медленно проникала в душу российского путешественника.

22 декабря 2002г. Рассказ Sum Bakhadur Bisho Karma: "Давным давно злые духи начали убивать святых и противостоять богам. Боги и святые объединились и однажды на рассвете с помощью молитв и жертвоприношений создали богиню по имени Каушика или Багавати - прекрасную непорочную девушку. Богиня убила всех злых духов и приняла форму реки Сун-Коси. С тех пор в ознаменование победы добра над злом ежегодно празднуется Дасейн фестиваль. В жертву богине приносят десятки тысяч коз на всей территории Непала. Нельзя приносить в жертву козлов, так как богиня-река все также непорочна, как и в давние времена".

25 декабря 2002г. Заканчиваем Сун-Коси посещением знаменитого индуистского храма Бараха Четра, расположенного на высоком левобережном холме. 250 км мощной и красивой реки позади. Через несколько дней в храме на фестиваль соберутся сотни пилигримов из Индии и Непала. Мы еще вернемся сюда после сплава по Нижнему Аруну, поэтому, не тратя время, разбираем катамаран, нанимаем джип и забрасываемся в верховья Нижнего Аруна - туда, где несколько лет назад опробовал "бублик" новокузнечанин Олег Захаров со своей замечательной кузбасской командой. Мои непальские спутники рассказывают, что в прошлом году во время треккинга к Макалу у Олега Захарова возникли проблемы с "маоистами". Но в голове пока понятие "маоист" ассоциируется со словом "правозащитник", а соответственно и настрой положительный. Очень скоро мнение изменится на противоположное. Из напутствия российского консула Владимира Попова от 19 декабря 2002г: "Остерегайтесь встречи с повстанцами. В горах действует несколько тысяч хорошо обученных боевиков. Они могут потребовать контрибуцию за право нахождения на непальской земле. Маоисты - это члены одной из 13 компартий Непала, ушедшей в подполье и с 1996 года ведущей вооруженную борьбу с монархией".

26 декабря 2002г. В верховья рек, берущих начало со склонов Гималайских вершин, иногда ведут тропы, которые на картах обозначены как “jeep-able". По этим дорогам, напрочь размываемым в период муссонов и "под ноль" сносимым селями, в Непале способен передвигаться только один тип повсеместно используемого автомобиля: античный английский "Лэнд Ровер". Все наши заброски осуществлялись на этих ржавых, скрежещущих, но исключительно надежных машинах. Обслуживая высокогорные поселки, водители не трогаются, пока не загрузят 15 человек на крышу и столько же внутрь. Рядом с водителем сидят еще трое, при этом ручка переключения скоростей находится у одного из пассажиров между ног. Однако, выяснилось, что существует еще одна машина, которая вступает в работу тогда, когда даже "Лэнд Ровер" не тянет. Рассказ доктора российского посольства в Непале Геннадия Алексикова: Так как сафари - это дорогостоящее удовольствие для западных туристов, его проводят в любое время года независимо от погоды. Группа туристов, уплатив за сафари, требует развлечения. Гиды просят подождать, когда придет джип. "Вот ведь джип!" -показывают туристы на ожидающий "Лэнд Ровер". "Это не джип, так - ерунда. Вот сейчас с очередного сафари приедет настоящий джип!" - отвечают гиды. Наконец, из джунглей появляется вездеход - это старый российский УАЗ. Именно его непальцы считают лучшим из всех джипов в мире!

28 декабря 2002г. Арун, по мнению многих экстремальных рафтеров, одна из самых мощных сплавных рек Гималайских гор, берущая начало на склонах "восьмитысячника" Макалу и высочайшей вершины мира Эверест. Обладающая в нижнем течении расходом до 1000 кубометров в секунду в период муссонных дождей, река и сейчас, в декабре, при расходе до 200 "кубов" выглядит грандиозно и опасно. При нашей мини-флотилии - один катамаран-двойка и один каяк - страховка призрачная. Я называю её "психологическая". Обнадеживают внушительные размеры и запас плавучести "Кулика-"maxi"". После двух оверкилей каякера на первых же порогах настроение падает. Это только начало драматической серии событий, происшедших с нашей интернациональной группой у подножия Эвереста. Сейчас мне о них напоминают камни, которые собрал для меня надежный мой катамаранный партнер Sum Bakhadur Bisho Karma и "пропуск-ресит", выданный "маоистами". На третий день сплава по Аруну, сравнимого с прохождением знаменитого Мажойского каскада на Алтае или с Верхними Щеками на Китое в Саянах, мы, как обычно, причаливаем засветло и разбиваем лагерь. Подходят аборигены, просят помочь больному. Мы не имеем практически никаких медикаментов, но непальцы верят, что иностранцы всесильны. В двух километрах от лагеря на левом берегу несколько домов - поселение Lalmibagar. Мужчина по имени Mandal Giri, который привел нас, предложил чай. Подошел человек лет 50, представился: - "Меня зовут Омрит, я член партии маоистов, на борьбу за свободу Вы должны пожертвовать 5000 рупий". Денег у нас практически не было. К концу жесткой многочасовой разборки четверо маоистов дали понять, что уйти, не заплатив, мы не можем. В какой-то момент Омрит потерял контроль над собой и вырвал у меня из рук фотокамеру "Canon". Остаться без техники (а у нас еще один фотоаппарат и видеокамера) - значит, лишить экспедицию половины смысла. Я рассвирепел, набросился на Омрита, выкрутил ему руки, вернув обратно камеру. Повстанцы оторопели, мы с Sum-ом попытались бежать. Нас догнали, ожесточенно жестикулируя, что-то объяснили Sum-у. Это была угроза физической расправы. Нас сопроводили в наш лагерь, где ждал испуганный Sankour Kumar Shriesta. Без долгих объяснений один из борцов за свободу продемонстрировал Sankour-у револьвер, и попросил донести до русского, что терпение маоистов лопнуло. Стояла глубокая ночь. Мы наскребли 1200 рупий. Маоисты вручили мне "ресит", где на плотной желтой бумаге были изображены великие коммунистические лидеры - Маркс, Энгельс, Ленин, Сталин и Мао. Надпись гласила: "Пролетарии всех стран, соединяйтесь под знаменем коммунистов - маоистов - ленинцев. Непальская коммунистическая партия маоистов благодарит Евгения Ковалевского за добровольное пожертвование на борьбу за свободу". Ресит был подписан лидером партии Prochanda. Бандиты ушли, чтобы вернуться утром. Они не могли предположить, что мы решимся на ночной сплав. Впереди оставалось 13 километров Аруна с порогами высшей категории сложности. Кое-как свернув лагерь, мы стартовали в полной темноте около четырех часов утра. И вовремя - по берегу к лагерю шли люди с фонариками. Мой первый за 25 лет сплава опыт ночного рафтинга закончился благополучно. Я благодарен Кулику за его "дуракоустойчивую" двойку-maxi. Мы ориентировались только по шуму воды, и когда рев порогов нарастал, звучала короткая команда "Keep the line! Speed!". Дважды каякер возвращался на ровный киль после переворота. Мы потеряли часть вещей, но рассвет в 6:15 утра встретили уже в священном местечке Трибени, расположенном на стрелке Аруна, Тамура и Сун Коси. За 500 метров до слияния рек мы увидели на левом берегу реющий стяг маоистской партии. Не останавливаясь, мы гребем против ветра к храму Бараха Четра. Там нас ждет приятная неожиданность - в храме, после полевых учений, солдаты непальской королевской армии принимают благословение. Солдаты дружелюбны и надежны. Вместе с ними мы проходим обряд поклонения Лорда Вишну, получаем от священнослужителя красное пятно на лоб и вливаемся в большую семью индийских пилигримов, приехавших сюда ко дню полной луны на ежегодный январский фестиваль Бараха. Рассказ индийского пилигрима: Однажды бог-демон воцарился на территории Восточного Непала. Он третировал святых людей и пилигримов. Узнав об этом, Лорд Вишну-защитник Вселенной принял обличье дикого кабана и в жестокой битве победил Демона. Ежегодный Бараха-фестиваль увековечивает победу, а внутри храма можно созерцать фигуру Бараха - Лорда Вишну со свиной головой.

29 декабря 2002г. Прожив сутки среди пилигримов, мы узнали массу интересного и поучительного о религии Hindu, но, к сожалению, совершили роковую ошибку - питались вместе с дервишами из лиственных тарелок благословенной пищей. Последующий сплав по реке Тамур, берущей начало на склонах Канченджанги, сопровождался жестокой лихорадкой. Вследствие лихорадки я не мог идти пешком, кроме того, мои два спутника наотрез отказались забрасываться в верховья Тамура, где в горах гуляли банды боевиков. Вспоминалось зловещее напутствие Омрита: "Мы еще встретимся на пути праведной борьбы". Мы стартовали намного ниже Добана, и были рады укорочению маршрута. Река оказалась самой технически сложной из уже пройденных во второй экспедиции. Через три дня мы снова оказались в Трибени, а затем в Чатара, пройдя более 70 километров высококлассных порогов, четырежды заставивших непальского каякера выполнить эскимосский переворот, познакомились с замечательным ирригационным мастером Modon Bashnet, который стал нашим новым другом на непальской земле. Именно он контролирует дамбу - основу орошения крестьянских полей в Восточном Непале, от его резиденции соединившиеся Арун, Тамур и Сун-Коси мощными водами Сапта-Коси прорезают хребет Махабхарат и через Тераи уходят на юг в могущественный Ганг, Бенгальский Залив и Индийский океан. Где-то там, в священных водах Ганга, происходит таинственная реинкарнация, а души умерших получают возможность возродиться в новых физических телах.

1 января 2003г. Новогодние сутки мы провели в жутком автобусе, который я, по аналогии с прошлогодней поездкой через Индию, назвал "транспортный ужас Непала". Грязь, вонь, шум, тряска, крики кондуктора, звуки клаксона, бесконечные полицейские и армейские проверки на блок-постах - и так 24 часа. Всю ночь с 23:00 31 декабря до 6:00 утра 1 января простояли в степи в полной темноте, не зажигая огней, не разговаривая, не выходя из автобуса. Нельзя курить, зажигать спички. Так проходят забастовки, объявляемые маоистами. Пренебрежение их требованиями может кончиться плачевно. По прибытию в Катманду мою лихорадку начинает лечить вся компания Бидура. Меня мутит и колотит, какое уж тут первопрохождение, которое было запланировано как завершающий аккорд. З января соглашаюсь на однодневный сплав на рафте с сотрудниками датского посольства по Трисули. Бидур обещает, что спокойные пороги 4 категории сложности срелаксируют напряжение организма, и лихорадка отступит. Датчане - милые люди, природа на реке - божественная, но надо что-то предпринимать. Вечером я звоню из Катманду в Покхара английскому параглайдеру Адаму Хиллу, который живет в Западном Непале с 1996 года, и прошу запустить меня в небо. Адам - замечательный пилот и авантюрист, такой же "crazy", как и все, осознавшие необходимость своего слияния с Гималайской Меккой - обещает поднять меня над склонами Аннапурны и Мачапучаре и подарить радость общения с Гималайским пространством под стропами параплана. Он подтверждает реальность запланированного в сибирском проекте "трансгималайского перелета. Информация от Адама Хилла: В мае 2000 года английский параглайдер John Silvester пролетел в тандеме 400 км вдоль Главного Гималайского Хребта, поставив задачу "трансгималайского" перелета. Стартовав на западной оконечности Непала в долине Baitady экипаж перемещался на юго-восток на высоте порядка 3000-3500 метров, иногда вылетая на высоту до 6500 м. Перелет был по скромным оценкам экстремальный, граничащий с запредельным. Из-за приближения муссонного периода погода непрерывно ухудшалась, и через три недели экипаж был вынужден прекратить перелет в поселении Imal. Французские альпинисты Claire Bernier и Zebulon Roche 23 мая 2001 года поднялись на Эверест (8849м), раскрыли парапланы и слетели вниз в базовый лагерь на высоту 5600м Американец Eddy Colfox поднялся на параплане в Каракоруме на высоту 7200м.

4 января 2003г. Мы летим с Адамом в тандеме, стартовав с высоты около полутора тысяч метров, и с каждой минутой поднимаемся все выше и выше. На высоте две с половиной тысячи метров вокруг нас планируют грифы, а прямо перед глазами заснеженные вершины всех четырех пиков Аннапурны и безумное великолепие священного "семитысячника" Мачапучаре. Дымчатая гряда Главного Гималайского Хребта вводит нас с Адамом в состояние "fantasy". Мы смеемся как дети, играем в догоняшки с грифами, которые норовят пролететь прямо между строп параплана. Мы счастливы и готовы к подвигам. После двух часов парения Адам неожиданно срывает купол в пике, и мы падаем в нефритовое озеро Бхева, вода которого в разгар непальской зимы совсем не теплая. Да и глубина в озере метров пятьсот. Мы приземляемся на убранное рисовое поле. Лихорадка прошла под очищающим воздействием великой Гималайской энергии, и я мчусь на такси в аэропорт Покхара, чтобы познакомиться с российскими пилотами-дельталетчиками. Россияне Илья Смоляков и Дмитрий Шеин, поднимающиеся почти каждый день в небо на дельталетах авиаклуба "Непал", рассказали, что в 2000 году чешские пилоты поставили рекорд высоты, поднявшись над Аннапурной на высоту 9135 метров. Руководитель авиаклуба россиянка Наташа Шреста соглашается принять участие в организации "трансгималайского" перелета. Наташин компаньон, координатор Комитета золотого юбилея Эвереста, Ang Temba Sherpa обещает обеспечить легитимность перелета в правительстве Непала. Эта задача ему по силам, так как он является Генеральным секретарем и (или) входит в состав правления всех полетных организаций Непала: "Flying Association of Nepal", "Nepal Air Sport Association", "Federation of Aeronautical International". После многочасового переезда из Покхара в Катманду пересаживаюсь из автобуса в автобус, где уже ждут мои партнеры по сплаву Sum Bakhadur Bisho Karma, Sankour Kumar Shresta, Krishna Bakhadur Goutam. Мы едем на границу Непала с Тибетом в верховья реки Бхоте-Коси, где есть двухкилометровый никем не пройденный участок в каньоне с 300-метровыми стенами. Спустив два катамарана на дно каньона, мы работаем на реке в режиме тотального просмотра. Нас четверо - два экипажа двухместных катамаранов. Сначала проходим 100 метров по берегу, оцениваем сложность отрезка реки, ставим страховку или съемку, проходим одним экипажем, меняемся, проходим вторым экипажем. Дважды из-за непроходимых участков выносили катамараны на 300-метровую высоту и снова спускали вниз. За три дня прошли два километра. Два очень опасных оверкиля, во время которых сильно побился о камни Sum Bakhadur B.K. На этом наши силы кончились. Дико усталые, но гордые своим достижением, вытаскиваем посудины наверх и возвращаемся в Катманду. В Катманду меня уже ждет мой новый друг, странствующий кыргызский монах, специалист по тибетской медицине, мастер восточных единоборств в стиле "Гунфу-Тигр-Дракон", "большой" человек Игорь Мединин. Именно ему я обязан уникальной возможности принять участие в недельном семинаре руководителей королевских клубов -лучших каратеистов Непала в стиле Шотокан, обладателей черных поясов, который проводил Главный тренер Nepal Shotokan Karate Nibas G.Vaidya. Благодаря Игорю, мне удалось пообщаться с настоящим Тибетским Ламой по имени Lopsang Chokdup и познакомиться с замечательным российским альпинистом Игорем Кленовым, другом легенды мирового альпинизма Рейнгольда Мейснера. Наконец-то возникает ощущение прозрения, кажется, что вот-вот что-то откроется в попытках понимания мироздания. В окружении этих людей комфортно и спокойно, время замирает, и кажется, что в намеченном движении нет преград.

9 января 2003г. Сегодня важный день. Встреча с Чрезвычайным и Полномочным Послом Российской Федерации в Королевстве Непал Валерием Вартановичем Назаровым. За короткую полуторачасовую встречу мы обсудили возможные направления развития сибирского проекта. Валерий Вартанович настроен позитивно и предлагает конкретные шаги в возможном российско-непальском сотрудничестве. 400-летие Томска - это третий важный проект, связывающий серебряной нитью Россию и Гималайское Королевство. Посольство уже содействует двум подобным юбилейным датам - 1000-летию Казани и 300-летию Санкт-Петербурга, а Российский Центр науки и культуры в Непале реализует серию межгосударственных мероприятий по этому поводу. В случае поддержки нашего проекта со стороны МИД России многие оргвопросы можно решать при содействии ключевых непальских министерств: министерства образования и спорта и министерства культуры, туризма и гражданской авиации. Мнение Посла России в Непале В.В.Назарова: "Сибирь - это Азия, и она должна разворачиваться в сторону Тихо-Океанского региона".

12 января 2003г. За оставшиеся дни мы с непальскими друзьями успеваем посетить несколько достопримечательностей - античные города Лалитпур и Бактапур, взятые под защиту ЮНЕСКО; знаменитые буддистские Ступы Боаданах и Сваямбунах. Странствующий монах Игорь Мединин пытается передать мне знания основ медитации, но мне трудно постичь эту абсолютно новую область взаимодействия с миром. Игорь Кленов информирует о том, что американцы совершили невозможное, замахнувшись на прохождение Эвереста горных рек - Цангпо-Брахмапутры, но из их описания непонятно, что же они все-таки сумели пройти. Ang Temba Sherpa знакомит меня с членом королевской семьи Damodar S.J.Rana, который обещает оказывать содействие сибирскому проекту. Верный друг Bidur Thapalia помогает составить план следующей экспедиции.

13 января 2003г. Деньги кончились, третьи сутки в полете, но ощущение счастья не проходит. В аэропорту Ташкента транзитного пассажира берут на поруки замечательные люди - сотрудники иммиграционной службы Самаридин Хуснединов, Лена и Тамара, администратор службы перевозок Хамидула Акя Раджапов. Они скрашивают ностальгию по Родине, до которой остался всего один день пути. Мы обсуждаем вопросы мировой философии, смотрим отснятый в Непале материал, и расстаемся до октября 2003 года, чтобы снова встретиться на маршруте третьей Гималайской экспедиции. Задачи второй экспедиции перевыполнены: - Пройдены три реки – Сун-Коси, Нижний Арун, Тамур плюс релаксация на Трисули - в общей сложности около 500 км сплава. - Совершено первопрохождение двухкилометрового участка в каньоне Бхоте Коси.

Наш E-mail: vl@itam.nsc.ru

Вместе с нами:

Союз Кругосветчиков России KAYAKING.SU • Каякинг в России Two Blades
www.veslo.ru

2004-2016 г.