ГКРКР

Главная

Гималайский Клуб Рафтеров и Каякеров России

Василий Мозжухин. Апокалипсис для всех (Меконг, декабрь 2002г.)

Вы когда-нибудь видели цунами? Нет?
Тогда вы в жизни вообще ничего не видели...
Джон Ричи


...Огромный пласт воды диаметром в пятьдесят метров поднялся почти на метр над общей поверхностью потока и понесся к противоположному берегу вместе с отчаянно гребущим на нем каякером. Не промчавшись и половины пути, пласт резко просел, превратившись в гигантскую воронку, в которой мелькнул нос большого сплавного каяка. Через некоторое время каяк вновь показался на поверхности в вертикальном положении, при этом все попытки гребца привести его в обычное для этого судна положение не имели успеха. Так продолжалось несколько минут, пока, наконец, каякер не очутился в пузырящейся суводи, где смог отдышаться. Траверз одной из проток Меконга ниже порога был окончен...
Основной целью нашей экспедиции в Лаос был, конечно, сплав по самой большой реке Юго-Восточной Азии - Меконгу. После долгих злоключений, смены, по меньшей мере, семи машин и нескольких местных пирог, потери нескольких дней и некоторого количества зеленых купюр нам удалось, наконец-то, выбраться на один из островов Меконга.
В состав нашей группы вошли: Михаил Селезнев, Арсений Болдырев, Александр Давыдов, Михаил Пастухов, ну, и я. Все были вооружены до зубов различной фото и видео аппаратурой, причем в значительно большей степени, чем каячным снаряжением. Прежде, чем перейти к рассказу о собственно сплаве, два слова о предполагаемом месте сплава.
Меконг - река расходом в сотни тысяч кубов - в этом месте распадается на рукава, образуя несколько крупных островов и проток расходом в тысячи кубов. Кроме того, через острова протекает множество значительно более мелких проток. Все это падает с некоторого плато, образуя ступенчатые водопады и пороги.
Нам было известно, что по части из этих проток сплавлялись две буржуйские группы, одна с участием Сэма Древо и Эрика Саусвика, а вторая - с участием Алекса Никса и Майка Эббота. Но что именно они прошли на Меконге, было не совсем ясно.
Прибыв на место около обеда, мы решили не терять времени и, для разогрева, по-быстрому сплавиться по одной из пятерочных проток. Траверз абсолютно гладкого места донельзя порадовал своей "простотой". В результате для прохождения была выбрана не самая сложная протока, которая, как нам казалось, оптимально подходит для разогрева. Старт было решено сделать из-под среза первого водопада прыжком со скалы.
Первая троица в составе Арсена, Давыдова и меня прошла протоку более-менее удачно. Четвертым шел Мишель Селезнев. Проехав чисто весь верхний участок, он неудачно зашел в последний слив и, занырнув, надолго исчез. Через какое-то время лодка всплыла под сливом и начала жесткий расколбас вместе с каякером. Спустя некоторое время борьбы за жизнь Мишель покинул каяк и пустился в одиночное плавание. Едва выплыв, как казалось, на гладкое место, он, не успев ничего сказать, исчез под водой в одной из сбоек. 10, 20, 30 секунд минули, а Мишель на поверхности не появлялся. Наконец, по какой-то причуде воды, он всплыл рядом с одиноко торчащей скалой, в которую и вцепился мертвой хваткой. Со словами "Е…л я в рот такие расходы" он все-таки выбрался на эту скалу (прям, как отец Федор), и принялся блевать меконгской водичкой.
Отдельным развлечением стала переправа Мишеля на берег. Вечер прошел за ставшими уже традиционными бутылочками Beer Lao и острой национальной кухней.
Выбором следующего дня стала протока с тремя водопадами от 4 до 6 метров каждый. Вода поднялась, и полностью залила скалу, на которой в предыдущий день сидел Мишель. Сам Мишель решил сегодня отдохнуть и ограничиться ролью оператора.
Первым пошел Арсен. Скорость потока между ступенями оказалась настолько высока, что ему с трудом удалось выдержать направление между первыми двумя ступенями. После одного особенно удачного переворота во втором водопаде он благополучно уехал кормой в третий. После непродолжительного расколбаса его промыло из нижней бочки. Саню Давыдова жестко колбасило между первыми сливами, но, тем не менее, после трех эскимороллов он зачалился. Для меня прохождение протоки сложилось удачно, но после переворота в самом низу я долго и мучительно вставал, а перед глазами стояли воронки, ожидавшие меня на выходе, и в голове упорно вертелась одна мысль: "Только не вылезать!". Когда я подплыл к берегу, Арсен с Саней что-то громко обсуждали, и слышно было только одно - "Это просто АПОКАЛИПСИС!". Спустя некоторое время выяснилось, что они сходили посмотреть соседнюю протоку.
Действительно, она впечатляла! Около 500 кубов воды падало двумя огромными ступенями в колоссальные бочары, и после этого неслось с несколько меньшим уклоном на протяжении 300 метров, падая в заключительную бочку, сливаясь затем с основными протоками. Дань подобному монстру была отдана стартом лишь с середины протоки. Это было незабываемо! Вода возит тебя в поперечном направлении, при этом несясь вниз с бешеной скоростью. Надо сказать, что за нами наблюдали не только местные жители, но и группа буржуйских каякеров. В их числе был чемпион Англии по Фристайлу. Они не решились на подобные прохождения.
Мы провели на Меконге еще два дня и с переменным успехом прошли несколько проток. Часть сливов была пройдена вниз головой, часть кормой, но вот, в заключение последнего дня, мы добрались до протоки расходом в пару тысяч кубов, заканчивающейся БОЛЬШОЙ РОДЕО-БОЧКОЙ (в дальнейшем - БРБ).
Известный своей любовью к БРБ Саня Давыдов предложил в ней поколбаситься. На что мы с Арсеном, переглянувшись, ответили, что, мол, у нас нет опыта такой воды, и мы хотели бы посмотреть на старших товарищей. Для съемки было решено перечалиться на соседний берег ниже бочки. Вот тут для меня и началось родео на ровной воде.
Стартовав из суводи, я усиленно пытался пересечь границу струй, как вдруг заметил, что пласт воды, по которому я гребу, перемещается в сторону бочки с постепенно возрастающей скоростью. По мере приближения к бочке мое беспокойство стало перерастать в тихий ужас, когда я стал осознавать размеры БРБ. К моему счастью, гриб неожиданно распался и, превратившись в воронку, всосал меня вместе с каяком (хочу заметить, им был Necky Blunt). Всплыл я уже на значительном расстоянии от бочки и, спустя еще несколько минут отчаянной гребли, оказался на другом берегу.
А в это время Давыдов с расстояния в 200 метров рассматривал БРБ. Спустя несколько минут он стартовал, и, по мере его приближения к БРБ, глаза его все больше округлялись и становились больше от удивления. Когда же он подъехал к БРБ совсем близко, его глаза стали совсем круглыми, и он стал судорожно пытаться свалить в край бочки. Непонятно как, но это ему удалось, и, слегка колбаснувшись, Саня выехал из БРБ.
Вполне понятно, что все это не вызвало у нас приступа энтузиазма повторить Санин подвиг. Посвятив еще некоторое время борьбе за жизнь при выходе из суводи, мы завершили сплав по Меконгу в относительно спокойном месте, где нас ждали наши портеры.
Сейчас, вспоминая наш сплав по Меконгу, я могу с уверенностью сказать, что для меня ни один сплав не сравнится со сплавом по ДЕЙСТВИТЕЛЬНО БОЛЬШОЙ ВОДЕ. Потому что, сплавляясь только по ДЕЙСТВИТЕЛЬНО БОЛЬШОЙ ВОДЕ, понимаешь, что такое непредсказуемость, и ощущаешь свои маленькие размеры по сравнению со стихией. Каждый каякер должен хотя бы раз в жизни попробовать сплавиться по такой воде!

Rambler Top100                     © www.web-online.ru 2004 г.                     LiveInternet