ГКРКР

Главная

Гималайский Клуб Рафтеров и Каякеров России

М.Кирсанов. Экспедиция «Африка-2004» – реки Тана (Кения) и Виктория-Нил (Уганда)
(январь 2004г.)

Идея поездки в Восточную Африку зрела в течение нескольких лет. Здесь находятся два чрезвычайно интересных для каждого спортивного путешественника объекта - Килиманджаро и Нил. Первоначальная робкая мысль соединить в одном походе восхождение на знаменитую гору со сплавом по истоку великой реки со временем обрела детальную проработку. В окончательном варианте маршрут сложился следующим образом. В Танзании совершаем восхождение на Килиманджаро (5895 м). Здесь же слегка расслабляемся на сафари. Затем переезжаем в Кению и сплавляемся по реке Тана. Далее – переезд в Уганду и сплав по истоку Нила реке Виктория-Нил.
Если вначале идею такого похода поддержали лишь 2 человека (помимо руководителя), то к моменту отъезда в Африку группа насчитывала уже 14 человек. Таковыми оказались: Михаил Кирсанов (руководитель), Алексей Жуков, Кирилл Диордиев, Николай Кириченко, Сергей Мавряшин, Сергей Онищенко, Людмила Аметистова, Александр Чепурнов, Владимир и Светлана Аликины, Константин Врагов, Андрей Самсонов, Евгений Астафьев, Мария Сафронова. «Профессиональный» расклад в группе был таким: 6 человек – водники, 2 человека – альпинисты, 6 человек – горники. При этом идти на гору и сплавляться по обеим рекам рьяно желали абсолютно все участники похода. В этой ситуации было принято единственно возможное решение относительно сплава. Мы везем с собой один четырехместный катамаран, на котором будут идти наиболее опытные водники. А для реализации безопасного сплава остальных участников на обеих реках арендуем по два рафта вместе с местными гидами.
В начале января 2004 года мы вылетели в Африку и осуществили задуманное, уложившись в очень жесткие временные рамки похода.

Килиманджаро.
вид на вершину Килиманджаро с высоты 4200 м вершина Килиманджаро
Вулкан Килиманджаро господствует над африканской саванной. Практически постоянно он окутан плотным слоем облаков. Увидеть его вершину удается крайне редко. Обычно, это бывает возможно рано утром на рассвете. Килиманджаро стоит практически на экваторе. Точнее, на широте 3 градуса южной широты. Мощные ледники на его вершине в связи с общим потеплением интенсивно тают. По прогнозам специалистов, примерно через 10 лет они исчезнут совсем. Главная проблема при подъеме на Килиманджаро – это высотная акклиматизация. Для людей, поднимающихся на Килиманджаро без высотного опыта, горняшка обеспечена. Поэтому первые 4 дня идет плавный набор высоты. Основная задача этих дней – акклиматизация к высоте. В конце четвертого дня мы поднимаемся к штурмовому лагерю, расположенному на высоте 4600 м. Пятый день – основной. Выходим из штурмового лагеря ночью и на рассвете достигаем высшей точки 5895 м. Дело сделано. Российские водники стоят на вершине Килиманджаро! Полный путь подъема и спуска составил около 90 км. Внизу у подножия нам вручают сертификаты, удостоверяющие покорение Килиманджаро.
Трехдневное сафари по двум национальным паркам дало нам возможность своими глазами увидеть действительно очень разнообразный животный мир Африки и отчасти утолить жажду фотоохоты.

Тана.
катамаран на заходе в порог Река Тана (Tana river) берет свое начало на южном склоне горы Кения (5199 м). Гора Кения – это древний сильно разрушенный вулкан. Тана на своем пути несколько раз прорывается через старые лавовые потоки. Здесь расположены основные пороги. Берега в этих местах невысокие, скалистые, как правило, черного цвета. Вода не сглаживает береговые камни. Вследствие этого, они имеют неприятные острые выступы. Ущелий и каньонов нет. Есть лишь небольшие скальные коридоры, дополнительная сложность которых заключается в острых выступах береговых скал.
Начало сплавного участка находится в 95 км к северо-востоку от Найроби, недалеко от небольшого городка Сагана (Sagana). В центральной части Кении много дорог, поэтому подъезд к реке и отъезд организовать несложно. Протяженность сплава составляет 16 км. На первом участке, длина которого 3 км, находятся несложные порожки 2-3 категории сложности. Здесь и далее я оцениваю сложность порогов по международной системе категорийности препятствий. Расход воды в январе здесь около 10 куб.м в секунду. Второй участок длиной 6 км порогов не имеет. К началу третьего участка расход увеличивается почти вдвое до 15-20 куб.м в секунду. На заключительном третьем семикилометровом участке расположены основные пороги Таны. Их более десятка. Сложность 3-4 к.с.
В начале третьего участка в русле Таны попадается множество мелких островков, поросших жесткой высокой травой. Отсюда начинается череда локальных порогов и каскадов из нескольких порогов, между которыми простые шиверы или короткие плесы. Большинство порогов характерны сливами высотой 1–1,5 м. Иногда несколько таких сливов следуют друг за другом среди черных лавовых скал. Часто перед сливом или сразу за ним струя резко поворачивает на 90°. Все препятствия мы шли сходу, без разведки. Гиды на рафтах, разумеется, прекрасно знают реку. А экипажу катамарана это придавало дополнительный интерес. Особенно любопытно было с наплыва угадывать линию движения в лабиринте сливов среди скальных островов.
В конце третьего участка гиды предупредили о необходимости ухода в правую протоку в очередном пороге. В этом месте левая протока заканчивается 8-метровым водопадом, а в правой протоке – многоступенчатая горка. Пройдя горку, чалимся под водопадом. Трое наших участников все же «прошли» водопад, спрыгнув с отвесной скалы рядом с краем водопада. За счет притоков на третьем участке расход возрастает до 30 куб.м в секунду. Вода теплая. Около 20°С. В одном из последних порогов для новичков была устроена водная тренировка, заключавшаяся в прохождении каскада бочек не на рафте, а в спасжилете. В целом сплав по Тане оставил очень хорошее впечатление. Малоопытные участники группы приобрели совершенно необходимые минимальные навыки как управления рафтом, так и самосплава по бурной воде. Для экипажа катамарана (Кирсанов, Жуков, Диордиев, Чепурнов) Тана послужила небольшой разминкой перед Нилом.
В 2-3 км ниже окончания третьего участка на левом берегу Таны находится кемпинг. Здесь мы ночуем. Управлявшие рафтами гиды с большим интересом изучают конструкцию катамарана. При этом они доверительно говорят, что не завидуют экипажу катамарана на Ниле. Они безоговорочно предрекают нам не менее десятка килей в мощнейших нильских порогах. Ну, что же. Поживем – увидим. Ради этого мы и приехали в Африку.
Длина нашего катамарана 4,8 м. Полный объем примерно равен 2 кубическим метрам. Рафты, используемые для сплава в Кении, имеют длину 4,5 м и полный объем 4 куб. метра. Помимо гида, на таком рафте может находиться еще 6 гребцов.
рафт прижало к камню катамаран в каскаде сливов катамаран под водопадом

Виктория-Нил.
Озеро Виктория, являющееся самым большим озером в Африке, расположено почти в центре этого континента на высоте 1134 м над уровнем моря. Экватор пересекает северную часть озера. В озеро Виктория впадает несколько десятков рек, а вытекает из него одна, являющаяся истоком Великого Нила. В этом месте река носит название Виктория-Нил (Victoria Nile). Эта река уникальна своими мощнейшими порогами.
Нагревшаяся в озере вода в реке остается очень теплой. Не менее 25°. В январе расход воды в верховьях Виктории-Нил составляет 1600 куб. м в секунду. Река течет по холмистой равнине. В некоторых местах высокие берега круто обрываются в воду. На первых 60 км от озера расположены два десятка порогов, образованных выходами скальных пород. Все пороги длинные. Представляют собой каскад сливов, бочек, жестких валов. Сухих камней почти нет. В районе порогов река сужается. В русле, как правило, находятся несколько островов. Высота сливов самая разная, от 1 до 5 м. В нескольких порогах широченные сливы через подводные плиты перегораживают большую часть русла.
При таком огромном расходе воды даже после невысоких сливов образуется так называемая «белая стена». «Белая стена» – это вертикальный жесткий обратный вал с опрокидывающейся назад вершиной. Катамаран или рафт пробить подобную водяную стену не могут. Дело заканчивается килем. В лучшем случае, если судно задевает только край стены, его разворачивает и отбрасывает в сторону. Во многих порогах пенные котлы, расположенные после сливов и за отдельными обливными камнями, таковы, что попавший в них рафт или катамаран выйти оттуда уже не может. Он неминуемо будет перевернут. Для большинства рек прохождение дорожки валов не представляет серьезной проблемы. На Виктории-Нил валы, образованные сбоем струй, превышают в высоту 3 м. Некоторые из них оказываются еще и пульсирующими. Один из наших рафтов был перевернут подобным валом.
Несмотря на известность порогов Виктории-Нил, единого названия препятствий и степени их сложности не существует. Разные гиды один и тот же порог называют по-разному и оценивают его тоже по-разному. На мой взгляд, сложность большинства порогов соответствует 3-4 категории, два порога имеют 5 категорию, а еще двум порогам можно дать категорию 5+ (по международной шкале).
Для сплава по Виктории-Нил также арендуем 2 рафта с гидами. Здесь рафты более крупные. Их длина 5,5 м, полный объем 6 куб.м. Кроме гида, на каждом рафте может находиться еще 8 гребцов. Такой рафт по объему в 3 раза больше нашего катамарана. Видимо, поэтому местные гиды скептически оценивают наши шансы.
Из-за большой ширины реки (от 100 до 300 м) и наличия в районе порогов островов просмотр препятствий сильно затруднен и требует большого количества времени. Поэтому все пороги (за исключением одного) мы идем сходу без разведки. На иной вариант гиды не соглашаются, т.к. для них (впрочем, так же, как и для нас) время – это деньги.
Линия движения в большинстве порогов довольно сложная. Пройти высокие сливы и очень мощные бочки невозможно. Их нужно обходить. А чтобы их обойти, нужно знать, где они находятся. Гиды, конечно, прекрасно это знают. Экипажу катамарана перед наиболее опасными порогами кто-то из них (тот, кто оказывается ближе) дает краткие советы. Например, такой: «Вначале идите левее, а затем уходите вправо». А что значит «левее» при такой ширине реки? Насколько левее, на 2 м или на 20 м? И самое главное, левее чего? На реке практически нет ориентиров. Отсутствуют сухие камни, обломки скал. Средняя ширина русла 150-200 м. И вся эта огромная масса воды единым ровным потоком, набирая скорость, несется в очередной порог.
Иногда совет звучит так: «Идите точно за нами». После этого рафты уходят в порог, и мы видим, что один из них переворачивается. Но у нас нет выбора. Не доверять гидам мы не можем. Раз они так говорят, значит в другом месте еще хуже. Вследствие этого в каждом пороге экипаж катамарана напряжен до предела.
Перед очередным порогом гид сообщает, что данный порог они называют «Мертвый голландец», и в нем нужно прыгать в водопадный слив между 2 и 3 островами. И то ли по забывчивости, то ли по какой другой причине он ничего не говорит о том, как двигаться дальше. Согласно этой инструкции, мы прыгаем в узкий (чуть шире габаритов катамарана) водопад, высота которого примерно 3 м. Далее перед нами опять широкое бурлящее русло реки. И здесь уже чисто интуитивно поворачиваем влево и идем вдоль острова через каскад бочек и валов. Боковым зрением при этом я отмечаю, что мы проносимся мимо широкого, почти до самого правого берега, водопада. Высота его 4-5 м, и туда низвергается почти вся вода. Единственный безопасный проход был именно вдоль острова. Если бы мы не свернули влево, то попали бы в этот мощный водопад и, вероятнее всего, разделили бы судьбу того самого голландца.
Гиды слегка обескуражены. Они знают реку, как свои пять пальцев. При этом оба их рафта уже имеют по одному перевороту. А катамаран идет все пороги практически вслепую и не переворачивается.
В одном из следующих порогов Виктория-Нил и нас заставит искупаться в своей теплой воде. Это был не самый сложный порог. Ключевое его место - двухметровый слив через всю ширину реки. Примерно в центре находится более пологая часть слива, сразу за которой идут мощные косые валы. Оба рафта попадают в нужное место слива, но затем косые валы один рафт переворачивают, а из другого вымывают половину экипажа. Катамаран, как обычно, ничего не знает о структуре этого препятствия и попадает на 2 м правее пологой части слива. А здесь уже вода падает вертикально. После падения со слива носы гондол катамарана глубоко зарываются в пену, и мы не пробиваем мощный обратный вал. Через пару секунд катамаран разворачивает бортом вдоль слива. Мы оказываемся в глубокой пенной яме. Попытки зацепиться за струю к успеху не приводят. Нас довольно долго месит в этом котле. Затем тонны обрушивающейся со слива воды приводят к закономерному результату. Происходит диагональный переворот через корму левого баллона. Выныриваем уже в валах за пределами котла. После валов перед островом переворачиваем катамаран, садимся в упоры, и, как всегда, не глядя, входим в очередной слив между очередными островами. Гиды довольны. Наконец-то катамаран кильнулся.
Окончательный итог первого дня сплава по Виктории-Нил таков. Пройдена половина порожистого участка реки. Оба рафта переворачивались по два раза, катамаран – один раз. Ночуем на острове посреди реки.
Второй день сплава оказался менее сложным, чем первый. Во-первых, количество порогов на этом участке меньше, и их сложность ниже. Во-вторых, все мы приобрели некоторый опыт прохождения таких порогов.
Хочу отметить, что вся команда проявила себя самым лучшим образом. Участники, шедшие на рафтах, с энтузиазмом работали веслами, в порогах старались бороться до конца. После переворотов они часто раньше гидов оказывались у рафта, переворачивали его на ровный киль, помогали друг другу забраться на рафт. Достаточно удачное прохождение препятствий катамараном обусловлено опытом экипажа и хорошей конструкцией самого катамарана.
катамаран между ступенями очередного порога киль рафта катамаран в пороге «Мертвый голландец»
5,5 метровый рафт накрыло валом за несколько секунд до киля катамаран заходит в порог


Rambler Top100                     © www.web-online.ru 2004 г.                     LiveInternet